Меню

Дайджест «Вечный реквием» (часть третья)

724

В несметном нашем богатстве

Слова драгоценные есть:

Отечество, Верность, Братство…

А есть еще Совесть и Честь.

Ах, если бы все понимали,

Что это не просто слова,

Каких бы мы бед избежали!

Сегодня и завтра, вчера.

Еще не зарубцевались раны от раскулачивания, как закрутился новый виток репрессий. Без суда и следствия ни в чем не виновные простые труженики признавались врагами народа, отправлялись в ГУЛАГ на вымирание. А кто-то не испытал и мук сталинских лагерей, был расстрелян.

Не обошел стороной весь этот ужас и жителей Уинского района.

Так, Сайнушев Нигамай – сторож колхоза в д. Барсаи, арестован 3 октября 1937 года, тройкой УНКВД по ст. 58-10 УК РСФСР определен к высшей мере наказания, расстрелян 10 ноября 1937 года.

Старцев Сергей Александрович – крестьянин д. Грибаны, арестован 1 декабря 1937 года, тройкой УНКВД подвергнут высшей мере наказания, расстрелян 9 декабря 1937 года в Свердловске.

Реабилитированы посмертно.

В годы Великой Отечественной войны и после победы над фашистами тысячи эшелонов вновь потянулись в ГУЛАГ. Целые народы, нации, полки, подростки, угнанные в Германию, солдаты-военнопленные. Перенесшие ужас фашистских концлагерей, вновь оказались в концлагерях, теперь уже сталинских.

Эхо истории

Музип Мухамедьянов из деревни Нижний Сып

7 июня 1941 года тридцатилетнего Музипа, отца троих детей, провожали на 45 дней в Бершетские лагеря для военной подготовки. А разлука растянулась на долгие годы. Началась война. Необученных солдат Бершетских лагерей погрузили в вагоны и отправили на Калининский фронт. Музипа зачислили в 146 стрелковый полк. Частые бомбежки, тяжелые оборонительные бои, уже в первые дни войны, унесли тысячи солдатских жизней. Да и как мог солдат, вооруженный винтовкой-трехлинейкой, дать достойный отпор немецкому автоматчику. Уже 24 июля 1941 года для всех, оставшихся в живых однополчан Музипа, война закончилась.

Военнопленных привезли в лагерь на территории Латвии. Гоняли на работу к местному богачу на кирпичный завод. После тяжелой работы пайка хлеба, испеченного пополам с опилом, не могла утолить голода и восстановить силы. Люди умирали, как мухи, а утро для военнопленных начиналось с похорон умерших за ночь. Конечно же, были мысли о побеге из лагеря. А сил бежать, просто не было. Да и знали бессмысленность побега, оттого плакали, не стыдясь своих слез. Через год началась у Музипа новая жизнь в закрытых зонах: сначала в Польше, потом во Франции и, наконец, в Голландии. Здесь и освободили Музипа вместе с остальными военнопленными союзные войска. К этому времени в семью Хафизовых уже пришли две похоронки на младших братьев Музипа. С победой у Мухамедьяна и Зифы Хафизовых появилась призрачная надежда, что отыщутся следы пропавшего без вести Музипа, затерявшегося в первые месяцы войны. Так и случилось.

Музипа после освобождения из лагеря долго и тщательно проверяли, прежде чем направили на химический завод в Березниках. Лишь оттуда он смог дать родным весточку о себе. А вскоре ему было разрешено и свидание с женой. Через год работы на заводе Музипа отпустили домой.

Далеко не все встретили бывшего военнопленного с радостью. Не однажды давали понять, что в плен по доброй воле не сдаются. И постоянный укор в глазах вдов. Но не таил Музип зла на людей. С головой уходил в колхозную работу, пытаясь, работой хоть как-то реабилитироваться в глазах местных жителей. Разве мог он объяснить людям, почему смерть помиловала его, и как доказать то, что большинство пленных не были предателями или трусами. И достойно нес он свой нелегкий крест, вплоть до 1995 года. Жаль, что не дожила до этого дня его верная жена Гамбар. Без ее поддержки ему было бы намного тяжелее.

Окончательно бывший фронтовик и военнопленный был реабилитирован в глазах односельчан в соответствии с Указом Президента РФ «О восстановлении законных прав российских граждан – бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период». 9 октября 1995 года на общеколхозном собрании военный комиссар района О.В. Крутиков вручил Музипу Мухамедьянову удостоверение участника Великой Отечественной войны и ценный подарок – настольные часы с гравировкой к 50-летию Победы.

Законодательно создание концентрационных лагерей было закреплено в постановлении «О красном терроре» 5 сентября 1918 года. В мае 1919 года ВЦИК принял постановление «О лагерях принудительных работ», которые создавались во всех губернских городах советской России. В сентябре 1919 года лагерь принудительных работ был создан в Перми, в 1920 году в Кунгуре, в 1921 году в Оханске. В 1920 году появился кизеловский рабочий отряд заключенных, работавших на шахтах. В 1923 году лагеря в губернии были ликвидированы. С 1923 года в стране существовал лишь один лагерь для политических заключенных - Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН). 11 июля 1929 года СНК было принято постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных».

В 1926-1927 годах в составе Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН) ОГПУ было образовано IV-е отделение «Вижаиха», дислоцированное на р. Вишера вблизи поселка Малая Вижаиха. В 1928-1929 годах среднегодовая численность заключенных отделения составляла 7 363 заключенных, большая часть из которых была занята на лесозаготовках в верховьях р. Вишеры. В самом лагере на «Вижаихе» размещалось до 2 000 заключенных. В 1929 году лагерное отделение «Вижаиха» было преобразовано в самостоятельный лагерь – Вишерский лагерь особого назначения. Главными задачами нового лагеря стали строительство Красновишерского целлюлозно-бумажного комбината, а также подрядные работы на строительстве Березниковского химического комбината. К концу 1930 года в лагере насчитывалось 37 800 заключенных. В июле 1934 года Вишерский ИТЛ в связи с выполнением основного объема работ был закрыт.

В январе 1931 года был организован Кунгурский ИТЛ, просуществовавший до середины ноября 1931 года. Численность заключенных составляла 7 700 человек, которые были заняты на строительстве железной дороги Кунгур-Свердловск. Лагерь был ликвидирован в связи с окончанием работ, а заключенные переброшены на строительство Беломорканала. В 1930 году было создано ГУЛАГ ОГПУ.

Усольский ИТЛ образован в 1938 году, расположился в г. Соликамске. Заключенные работали на лесозаготовках, изготовлении лыж, деревообработке, выпуске шпал, мебельном, швейном и обувном производстве, строительством узкоколейных железных дорог и автодорог, производством кирпича. Численность заключенных доходила до 37 111 человек в 1942 году.

Усть - Боровский ИТЛ организован в 1938 году, располагался в рабочем поселке Боровск Соликамского района. Заключенные занимались строительством Соликамского целлюлозного комбината. Численность заключенных в 1938 году составляла 4 295 человек.

ИТЛ строительства Соликамского ЦБК, выделен из состава Усольского ИТЛ в 1939 году, закрыт не позднее 1946 года. Располагался на территории села Усть-Боровое. Заключенные работали на строительстве Соликамского ЦБК, Соликамского сульфитно-спиртового завода, завода аммиачно-селитренных взрывчатых веществ в районе Березниковского азотно-тукового комбината. Численность заключенных в 1942 году достигла 10 531 человек.

Понышский ИТЛ был организован в 1942 году, закрыт в 1948 году. Лагерь располагался на территории г. Чусовой. Заключенные работали на строительстве Понышской ГЭС на р. Чусовая, на жилищном строительстве. Численность заключенных в 1944 году достигала 3 866 человек.

Широковский ИТЛ существовал с 1942 года по 1949 год, располагался в г. Кизеле. Заключенные занимались строительством Широковской ГЭС на реке Косьва и Вилухинской ГЭС на реке Усьва., строительством ЛЭП, железнодорожной ветки, обслуживанием кирпичного завода на станции Половинка, строительством Косьвинского гидролизного завода, пошивочным производством. Численность заключенных в 1946 году - 7 735 человек.

Ныробский ИТЛ, выделен из Усольского в 1945 году, располагался на территории с. Ныроб. Заключенные занимались обслуживанием судоремонтных мастерских в Березовском затоне, выпуском шпал, мебельным, швейным, обувным, гончарным производствами, строительством узкоколейных железных дорог и автодорог. Численность заключенных в 1953 году достигла 25 113 человек.

Соликамский оздоровительный лагерь организован в 1946 году, закрыт в 1948 году. Лагерь располагался на территории пос. Боровск Соликамского района. Заключенные занимались контрагентскими работами на заводе № 577, заготовкой дров, работами на подсобных предприятиях, сельскохозяйственными работами, производством ширпотреба. Численность заключенных в 1948 году доходила до 4 492 человек.

Строительство 881 и ИТЛ, организован в 1946 году, закрыт в 1949 году. Располагался на территории г. Березники. Заключенные занимались строительством цеха «Г» на Березниковском азотно-туковом заводе, работой на Соликамском комбинате стройматериалов, лесозаготовками. Численность заключенных в 1948 году достигла 3 455 человек.

Кусьинский ИТЛ. Действовал с 1946 по 1953 годы. Располагался в пос. Кусье-Александровск Чусовского района. Заключенные применялись на горных, геологоразведочных и строительных работах на объектах Уралалмаза, строительстве обогатительных фабрик, ЛЭП, ГЭС на р. Кусья, шоссейных дорог, на лесозаготовках. Число заключенных в 1949 году достигло 3 330 человек.

Кизеловский ИТЛ выделен из состава Широковского ИТЛ в 1947 году. Располагался на территории г. Кизел. Заключенные занимались лесозаготовками, строительством Косьвинского гидролизного завода, лесопилением, строительством гидролизного завода в районе ст. Половинка, строительством и содержанием лесовозных дорог, сплавными работами, работами на каменном карьере, изготовлением мебели и мелкого ширпотреба, жилищным строительством. Численность заключенных достигла в 1953 году 21 285 человек.

Строительство 915 и ИТЛ организован в 1949 году (переименован из строительства 881 и ИТЛ), закрыт в сентябре 1950 года. Располагался на территории г. Березники. Заключенные занимались строительством Березниковского азотно-тукового и Березниковского новосодового завода, лесозаготовками. Численность заключенных в 1950 году достигла 4 492 человек.

Косьвинский ИТЛ организован на базе расформированного Широковского ИТЛ в 1949 году, закрыт в 1950 году. Располагался на территории пос. Створ Половинского района. Заключенные строили Косьвинский гидролизный завод. Численность заключенных неизвестна.

Молотовский ИТЛ организован в 1950 году, закрыт в 1953 году. Располагался на территории г. Молотов (ныне Пермь). Заключенные работали на строительстве нефтеперерабатывающего завода в районе г. Молотова, производили брусчатку, бутовый камень, щебень (в районе г. Чусового), работали на строительстве кирпичного завода на ст. Оверята Пермской железной дороги, на строительстве автодорог и водопровода. Численность заключенных доходила до 10 222 человек в 1953 году.

ИТЛ Усольгидролес организован в 1951 году, закрыт в апреле 1953 года. Располагался на территории г. Усолье и г. Березники. Заключенные занимались лесозаготовками для Сталинград гидростроя МВД, сплавными и строительными работами. Численность заключенных достигла в 1953 году 3 574 человек.

Помимо лагерей и колоний, подчинявшихся Москве, в краях и областях существовала система УИТЛК УМВД. На 1951 год в состав УИТЛК УМВД Молотовской (Пермской) области входило 6 лаготделений, 8 отдельных лагпунктов, 5 колоний, 1 пересыльная тюрьма, в которых содержалось 29 792 заключенных и 2 385 каторжан.

Молотовская (Пермская) область занимала особое место в системе ГУЛАГа: Вишерлаг, Усоллаг, Коспашлаг, Пермь – 35, Пермь – 36, Пермь – 37.

В Пермской области было расстреляно около 250 тысяч человек.

Список лиц, реабилитированных по Указу Президиума ВС СССР

от 16.01.1989 «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место

в период 30-40-х и начала 50-х годов»

(Уинский район):

1. Агафонов Петр Иванович, 1891, д. Забродовка, с/х артель «Новое дело», мельник;

2. Ахмаев Назип, 1892, д. Барсаи, колхоз им. Коминтерна, бригадир;

3. Борисов Федор Кондратьевич, 1922, с. Усановка, колхоз им. Первого Мая, колхозник;

4. Верещагин Осип Яковлевич, 1866, д. Курмакаш, на иждивении дочери;

5. Гимранов Мутыгулла Башарович, 1903, д. В-Сып, колхоз «Горный пахарь», бригадир;

6. Гимранов Гаптулхан Гаптулханович, 1891, д. В-Сып, колхоз «Партизан», мельник;

7. Заозеров Иван Никитич, 1870, д. Ломь, без определенных занятий;

8. Зонов Павел Степанович, 1875, д. Ивановка, колхозник;

9. Киселев Григорий Егорович, 1881, д. Медянка, колхоз им. Ленина;

10. Коновалов Ермалай Павлович, 1894, д. Грибаны, колхоз «Победа»;

11. Красносельских Афанасий Архипович, 1896, с. Уинское, Сберкасса, охранник;

12. Легостаев Иван Герасимович, 1902, д. Козловка, Уинский цех Ошапской тракторной бригады;

13. Леканов Никита Васильевич, 1883, с. Аспа, пастух;

14. Мокин Иван Дмитриевич, 1893, д. Куштаман, колхоз «Красный партизан», зав.животноводством;

15. Мугатаров Гапас, 1892, д. Барсаи, крестьянин;

16. Накарякова Ольга Петровна, 1896, с. Уинское, пенсионер;

17. Наумов Николай Ефимович, 1873, д. Фомино, колхоз «Победа», кузнец;

18. Плотников Андрей Яковлевич, 1919, д. Усановка, колхоз «Первое Мая», колхозник;

19. Попов Харитон Алексеевич, 1874, д. Салакайка, единоличник;

20. Пономарев Харитон Иванович, 1877, д. Луговая, единоличник;

21. Путаров Григорий Павлович, 1924, д. Усановка, колхоз им. Первомая, колхозник;

22. Роман Федор Прокопьевич, 1892, с. Медянка, крестьянин;

23. Саженов Федор Григорьевич, 1871, Аспинская церковь, монах-псаломщик;

24. Сайпушев Нигамай, 1877, д. Барсаи, колхоз им. Коминтерна, сторож;

25. Салисов Иван Моисеевич, 1872, с. Уинское, без определенных занятий;

26. Старцев Сергей Александрович, 1898, д. Грибаны, крестьянин-единоличник;

27. Фазулов Ахмат, 1872, д. Барсаи, единоличник;

28. Хабибуллин Шайдулла, 1898, д. Барсаи, колхоз им. Коминтерна, колхозник;

29. Харитонов Иван Алексеевич, 1867, д. Ивановка, крестьянин-единоличник;

30. Чернобровин Семен Иванович, 1895, с. Медянка, крестьянин;

31. Цецегов Андрей Иванович, 1887, х. Дубровка;

32. Цецегова Дарья Марковна, 1886, х. Дубровка;

33. Шабаршин Федор Петрович, 1905, д. Новоселово, колхоз «Красный путиловец», бригадир;

34. Ширинкин Василий Дмитриевич, 1876, с. Воскресенск, колхоз «Восток», колхозник;

35. Шорин Иван Яковлевич, 1897, с. Уинское, райисполком, конюх;

36. Цецегов Федор Андреевич, 1871, х. Осинов-Кряж, единоличник.

Список лиц, реабилитированных на основании Закона РФ

от 03.09.1993 № 5698-1 «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий»

(Газета «Свет Октября» от 02.11.1993 г.):

с. Иштеряки – Р.М. Линде;

с. Уинское – С.К. Шорина, В.В. Петренко, О.С. Пупкова, В.П. Казакова, К.С. Шоломова;

дер. Красногорка – М.В. Старкова;

с. Аспа – М.С. Мамаев;

с. Чайка – Р.Н. Габдульбарова;

с. Барсаи – Ш. Хабибуллина, М. Хабибуллина, Р. Насырова;

с. Суда – В.С. Бурмасова.

Список граждан,

подвергшихся политическим репрессиям на 01.09.1997 года.

(Уинский район):

Репрессированные, реабилитированные:

1. Линде Роза Мартыновна, с. Иштеряки;

2. Каримова Карима Саляковна, с. Иштеряки;

3. Завьялова Камиля Иосифовна, с. Суда;

4. Буркова Марфа Ефимовна, с. Суда;

5. Тюленев Анатолий Александрович, с. Суда;

6. Гасимова Райхана Мухаметовна, с. Чайка;

7. Атнабаев Асхадулла, с. Чайка;

8. Тавабилова Васима Мухамединовна, с. Чайка;

9. Ярова Бабихана, с. Чайка;

10. Шаякбарова Кафия Халимовна, с. Барсаи.

11. Мамаев Василий Семенович, с. Аспа;

12. Мамаев Михаил Семенович, с. Аспа;

13. Пысин Василий Егорович, с. Уинское;

14. Райхерт Виктор Георгиевич, с. Уинское;

15. Казакова Валентина Павловна, с. Уинское;

16. Фокина Леонида Людвиговна, д. Чесноковка;

17. Рашевский Александр Иосифович, с. Суда;

18. Сарманова Любовь Михайловна, д. Михайловка;

19. Шорина Софья Кирилловна, с. Уинское.

Пострадавшие от политических репрессий:

1. Пастухов Иван Федорович, с. Воскресенское;

2. Бурмасова Валентина Сергеевна, с. Суда;

3. Габдульбарова Рева Назьмухановна, с. Чайка;

4. Габтуллина Магия Назиповна, с. Барсаи;

5. Габбасов Даян Габбасович, с. Барсаи;

6. Хабибуллин Шагер, с. Барсаи;

7. Хабибуллина Магамура, с. Барсаи;

8. Пупкова Ольга Сергеевна, с. Уинское;

9. Шоломова Клавдия Сергеевна, с. Уинское;

10. Горшков Евгений Егорович, с. Уинское;

11. Калабина Мария Александровна, д. Екатериновка;

12. Черноколпакова Зинаида Фоминична, с. Уинское;

13. Суровцева Мария Кирилловна, с. Уинское;

14. Андреева Валентина Григорьевна, д. Красногорка;

15. Трясцына Елена Ермоловна, д. Грибаны;

16. Трясцына Прасковья Ермоловна, д. Грибаны;

17. Нигамаева Кубра, с. Иштеряки;

18. Батуева Мария Прокопьевна, с. Уинское;

19. Бурмасов Тимофей Прокопьевич, с. Телес;

20. Бурмасов Дмитрий Прокопьевич, с. Телес;

21. Закирова Назима Фатыковна, с. Иштеряки;

22. Лазарева Александра, с. Уинское.

Пусть никогда не будет больше жертв,

И покаяние в России совершится,

Свободная Россия без оков

Пусть к правде, справедливости стремится.

Источники:

- Архив музея.

– Информационный бюллетень Мемориального музея истории политических репрессий и тоталитаризма «Пермь -36», № 2, январь 2000, № 4, июль 2000.

- Газета «Свет Октября», 02.11.1993 года.

- Газета «Свет Октября», 01.11.1994 года.

- Газета «Родник», 12.10.1995 года.

- Газета «Родник», 29.10.1996 года.

- Газета «Родник», 11.10.1997 года.

Оставьте комментарий!


Комментарий будет опубликован после проверки